Джаз-синкоп

Джаз – это всегда открытие нового мира. Эта фантастическая способность джаза расширять границы и делать тебя свободным, не перестаёт удивлять. И не важно, сколько лет ты слушаешь эти волшебные звуки: они каждый раз снова и снова открывают твоё сердце навстречу жизни. И это делают люди. Здесь – именно о джазовых людях, джазовых событиях и джазовых впечатлениях.

 

2013 Урежьте джаз, Маэстро!
 
 
2013. Дебют композитора
 
 
2013. Джаз в стиле пятидесятых
 
 
2013. Лето! Jazz!
 
 
И…. раз! Начали!
 
«Jazz в усадьбе Сандецкого» открыт! 
СНОВА ЛЕТО! СКОРО JAZZ!
 
 
2011. Шилклопер энд Компани
 
 
2011: Первый день летнего джаза
 
Джазовый фестиваль начался! 
От улыбки стало всем светлей!
 
Незатейливые мотивы советских шлягеров подарили прекрасное настроение всем, кто пришёл на концерт. 
Перекрёстки джазового бездорожья
 
 

9 июля 2009 года в Музее Изобразительных искусств открылся летний фестиваль «Джаз в усадьбе Сандецкого». Зрители, соскучившись по этому, уже полюбившемуся летнему развлечению, не заставили себя ждать и быстро заполнили парк Музея, в котором проходит фестиваль.

Но мало кто из них знал, что за месяц до начала, в закулисье фестиваля произошла история, которая показала, что джазовая территория может служить яблоком раздора ничуть не меньше, чем любая другая. Но всё по порядку.

11 июня в КРК «Пирамида» состоялся концерт бразильского джаза, после которого вся честная компания – музыканты, организаторы (джазовый клуб «Art of Jazz») и некоторые из зрителей, плавно переместились на джем-сейшн в маленький ресторанчик «Старый Рояль». Вечер явно обещал быть томным, но… Вот так всегда: думаешь, что всё «в шоколаде», а «получается как всегда». Туда же, в «Старый Рояль», приехали Валерий Коротков, пианист и музыкальный директор группы «Jive» и Станислав Калабанов, бас-гитарист этой же группы. И, как оказалось, приехали они отнюдь не для того, чтобы послушать бразильцев или самим поучаствовать в джем-сейшне. Приехали они, чтобы «разрулить» возникшую неприятную ситуацию между группой «Jive» и Джаз-клубом «Art of Jazz». Сразу бросилось в глаза то, что время для подобных выяснений отношений Коротковым и Калабановым было выбрано, по меньшей мере, странное: вклиниться между большим концертом и следующим за ним джем-сейшном с посторонними разговорами, мягко говоря, профессионально не корректно. Все цивилизованные (и не очень) люди на нашем российском пространстве «стрелки» забивают, в удобное для обеих сторон время, предварительно созвонившись. И всё бы ничего, и Art-promenade не обратил бы никакого внимания на некоторые моменты, не соответствующие обстановке, но пианист Олег Анохин, вернувшийся после разговора с Коротковым и Калабановым, был вне себя. Тут уже не оставалось ничего другого, как поинтересоваться: в чём же дело? И дело оказалось очень интересным: со слов Олега Анохина получалось, что Валерий Коротков попытался перехватить организацию летнего джазового фестиваля «Джаз в усадьбе Сандецкого» и с этой целью даже нанёс визит Розалии Нургалеевой, директору Музея Изобразительных искусств, в парке которого проходит фестиваль. Вот выяснить кто прав, а кто виноват и приехали Коротков и Калабанов в «Старый Рояль».

Выяснения оказались столь бурными, что Art-promenade решил провести своё расследование этой ситуации и взял комментарии у всех действующих лиц, которые были упомянуты обеими сторонами. Это директор Джаз-клуба «Art of Jazz» Ольга Скепнер, пианист и композитор Олег Анохин, пианист и музыкальный директор группы «Jive» Валерий Коротков, директор Музея Изобразительных искусств Розалия Нургалеева, генеральный директор Творческого Центра «Гуманитарная миссия» Любовь Федоренкова, директор компании ООО «Медиа Продукт» и коммерческий партнёр Джаз-клуба «Art of Jazz» Дмитрий Межерицкий.

А в качестве независимых участников были приглашены джазовый и классический пианист Андрей Руденко, саксофонист и бывший солист группы «Jive» Евгений Соколов, джазмен и основатель легендарного джазового фестиваля «Джазовый перекрёсток» Игорь Зисер.

 

СкепнерОльга Скепнер: Я в шоке! Я вернулась из Санкт-Петербурга, где Клуб проводил концерт Томми Эммануэля, и узнала, что Валерий Коротков, музыкальный директор группы «Jive», пытался за нашей спиной вести переговоры с целым рядом людей, с целью отобрать у нас летний фестиваль в Музее ИЗО «Джаз в усадьбе Сандецкого». Он предложил директору Музея Розалии Нургалеевой провести фестиваль без нас! Причём, заверил её, что он уже заручился поддержкой Межерицкого и Федоренковой! Но на самом деле, ни Межерицкий, ни Федоренкова не делали таких заявлений. Эти люди – наши. Они работают с нами. Как вообще Короткову могла прийти в голову мысль сделать это? Это ведь наше детище, мы являемся авторами этого фестиваля! Мы три года вкладываем в него все наши ресурсы. И тут люди, которые не имеют к этой работе никакого отношения, пытаются захватить проект.

 

Из комментария группы «Jive», присланного Валерием Коротковым: Поводом для конфликта послужило задекларированное и публичное объявление Олегом Анохиным войны группе JIVE и поток личных оскорблений участникам группы. Поскольку мы ведем активную деятельность на самых различных площадках, а площадок в городе немного, интересы различных групп могут пересекаться. В принципе, в этом нет ничего плохого. Мы даже не задумывались о дележе площадок на «наши» и «не наши». Когда мы выступили в Корстон, туда же пришел и Олег Анохин, «Старый Рояль» выступал с предложением проводить наши мероприятия у них, и т.п. Это вполне обыденное явление. И вдруг Олег впадает в истерику по поводу наших переговоров с музеем ИЗО, посчитав это нападками на его бизнес. Оказалось, что он считает эту площадку своей, причем эти собственнические настроения проявляются только в отношении группы JIVE, тогда как многие другие коллективы могут и проводят свои мероприятия в усадьбе Сандецкого.

 

АнохинОлег Анохин: За нашей спиной Валерий Коротков вел самые настоящие закулисные переговоры с целью прибрать к своим рукам наш летний джазовый фестиваль в Музее ИЗО. Он решил перехватить у нас инициативу и проводить свои концерты без нас. Нас этот факт возмутил, тем более что нас даже не поставили в известность! Подобные действия наносят ущерб не только нам, но и культурной жизни города. Это самое настоящее интеллектуальное рейдерство. И в моём понимании Коротков прибегнул к нему, как к средству от творческой импотенции. Профессионализмом в группе «Jive» и не пахнет. Например, «Jive» недавно записал диск и теперь использует его, как минуса на своих концертах, повторяя везде свой ограниченный репертуар. Их игра вызывает только усмешку и сожаление. И уже ни для кого не секрет, что из этой группы ушли все музыканты города, причём, почти все со скандалами этического и личного характера. И из-за этого они прибегнули к помощи музыканта, которого выгнали с 1 курса КГУКИ за профнепригодность. Такой вот уровень группы, у которой кроме амбиций ничего нет.

Конечно, у них есть своя публика. Но она есть у всех, даже у самых молодых и любительских коллективов. Но от отсутствия профессионализма и отсутствие профессиональной этики. И когда мы возмутились, они приехали на «разборки» в «Старый Рояль», причём в самое неподходящее время! Можно ведь было позвонить мне и назначить встречу в удобное для всех время! Вот их методы! Джайвовские. Коротков ещё и утверждал, что предлагал провести трёхсторонние переговоры и я, якобы, от них отказался. Ничего подобного я не слышал! Мы открыты для любого профессионального общения. Но разговаривать с ними о сотрудничестве после того, как они за нашей спиной воду замутили, уже не о чем.

 

КоротковИз комментария группы «Jive», присланного Валерием Коротковым: Поняв, что мы нежеланные гости на фестивале Олега, мы решили провести свой собственный фестиваль, никоим образом не претендуя на существующий бренд. Идея, концепция и даже название нашего фестиваля значительно отличается от фестиваля Олега, и наш фестиваль будет проведен в любом случае в то или иное время на той или иной площадке. Подыскивая площадку, мы проводили переговоры, в том числе и с уважаемой Розалией Миргалимовной, директором музея, которая выдвинула абсолютно здравую идею, что чем больше проводится интересных культурных мероприятий на территории изомузея, тем лучше и для музея, и для культурной джазовой общественности в целом. Мы не видели здесь никаких препятствий и желания строить козни Олегу, так как нам было известно, что на территории музея уже проводятся различные культурные мероприятия. Мы, конечно, отдаем себе отчет, что Олег может рассматривать наш фестиваль как конкурирующий с ним, однако, стоит подумать, сколько фестивалей проводится в той же самой Москве, а на Западе есть площадки, принимающие по нескольку фестивалей в год. С другой стороны, мы не мыслили категориями агрессии и войны, приглашая различные команды в наш клуб Jolly Roger в своё время. Ведь здоровый дух соревновательности идёт только на пользу джазовому сообществу в целом. Конечно, для Олега может быть удобнее остаться единственным джазовым музыкантом города Казани, и самолично объявить себя джазовым Патриархом (по его же собственному признанию), но стоит ли тогда декларировать в идеологии возглавляемого им клуба "Art of Jazz" следующее: «Джаз-Клуб создан для обмена мнениями, новостями, впечатлениями, да и просто общения всех увлеченных джазом свободных личностей, а также для пропаганды джазового искусства и различных смежных с областью джаза направлений среди пока еще не очень в джазе осведомленных граждан». В данном случае складывается явное впечатление, что речь идет не о заботе о будущем джаза в Казани, «обмене мнениями, новостями, впечатлениями и пропаганде», а о банальной монополизации данной ниши.

При этом сам способ ведения переговоров вызывает, мягко говоря, удивление. Олег отказывается вести трёхсторонние переговоры с Розалией Миргалимовной, он утверждает, что все мероприятия изомузея нужно согласовывать лично и только с ним (!) – интересно, знает ли директор музея о таком делегировании полномочий? Ольга объявляет информационную войну. Олег угрожает бандитскими разборками и осыпает каждого участника группы JIVE личными оскорблениями. Такова ситуация на сегодняшний день.

 

НургалееваРозалия Нургалеева: Трёхсторонних переговоров мне никто не предлагал. Да, разговор с Коротковым был, но дело в том, что авторы и организаторы летнего джазового фестиваля в Музее ИЗО – Ольга Скепнер и Олег Анохин. Причём, с моей подачи. Идея проведения подобного марафона – полностью моя. Это не только коммерческий проект, но и социально-культурный, потому что привлечение посетителей – одна из моих первоочередных задач, как директора Музея. Коротков пришёл уже совершенно поздно. «Jive» хотел делать мероприятие в июне, перед проектом Скепнер и Анохина, но у них на это нет денег, а программу предложил один в один такую же, что уже есть.

При этом, если они пойдут в июне, они опережают Скепнер и Анохина, а по проторенной дорожке-то идти проще. У меня телефоны разрываются от звонков: «Будет джаз летом?». Создать что-то на готовую публику намного проще.

Политика музея в отношении различных мероприятий однозначная – чем больше, тем лучше, но если под проектом нет финансовой и творческой базы – это бессмысленно. Ко мне приходит много людей с самыми разными предложениями. Мне вот тут замуж предлагают выходить! И мне что, согласиться только потому, что предлагают?

К группе «Jive» я не питаю негатива, просто потому, что я их почти не знаю и ни разу не была на их концертах. И я не вижу конфликта в этой ситуации. Просто Скепнер с Анохиным провели огромную работу по этому проекту. И многое в нём – их прямая заслуга. Этот проект уже состоялся.

Что касается любых других проектов, то моя позиция проста: приносите бумаги, будем рассматривать. Я анализирую всю информацию и если под предложением есть нечто стоящее, я могу его запланировать на будущее. Весной Музей принимал танцевальные клубы Казани. И хотя всё прошло очень скромно, но я считаю, что это было хорошим началом и в целом этот проект может иметь продолжение.

А летний джаз меня интересует в первую очередь как социо-культурный проект. У нас дешёвые билеты, скромная площадка (в отличие от больших концертных залов). И программа уже третий год почти одинаковая. Она и не может быть иной, разница только в музыкантах, которые приезжают играть. А зрители, которые приходят на концерт, заходят в музей. Заходят даже те, кто никогда в музее не был. И в отзывах некоторые пишут, что заново открыли для себя походы в музей, которые были только в детстве. Пусть это крохи, но эти зёрна прорастут!

У Музея есть целых две закрытых площадки – выставочный зал самого музея и первый этаж в Выставочном зале Союза художников. Там можно организовывать любые другие мероприятия.

 

Дмитрий Межерицкий: Да, я в курсе этой ситуации. Коротков по телефону пытался получить от меня информацию о внутренних делах фестиваля, пытался предложить сотрудничество в плане работы над фестивалем с ними, с группой «Jive», без Ольги Скепнер и Олега Анохина. Потом мы встретились с ним, и он мне лично все это предлагал. Как он мог предположить подобную возможность? Фестиваль «Джаз в усадьбе Сандецкого» – наш совместный проект с клубом «Art of Jazz», и то, что Коротков попытался влезть – его не красит. Так не поступают. Моя компания ООО «Медиа Продукт» занималась, и занимается сейчас, организацией спонсорского портфеля фестиваля и работает, и будет работать по этому направлению только с клубом «Art of Jazz».

 

Из комментария группы «Jive», присланного Валерием Коротковым: Мы открыто и честно заявляем, что мы собираемся и дальше заниматься музыкальной и организаторской деятельностью. Мы готовы к сотрудничеству, более того, мы изначально именно о сотрудничестве и вели речь с Л. Федоренковой как с продюсером клуба «Art of Jazz». Доказательством открытости и ориентации на взаимодействие может служить тот факт, что за последнее время мы провели немало совместных проектов с другими группами и сообществами.

 

ФедоренковаЛюбовь Федоренкова: Я видела Короткова несколько раз на наших концертах, а потом мы как-то встретились в магазине. Обменялись визитками, поговорили о том, что можно было бы подружиться группами в сети «Вконтакте». Только у группы «Jive» около 170 друзей, а у нас 1200. И поставив их в рубрику «Друзья», мы фактически поделились с ними аудиторией, пошли ним навстречу. Я человек не жадный и открытый для нового сотрудничества. Мы поговорили 5 минут в магазине, а после поставили ссылки друг на друга. Но это всё. Ни о каком сотрудничестве речи не шло. И если бы не этот демарш – закулисные переговоры с Музеем, никакого конфликта и не было бы. Но этот поступок – с выходом на чужую территорию, был, мягко говоря, не порядочным. Мы же не претендуем на «Фарфор», «Джокер», «Маракеш». Мы выдерживаем дипломатичность отношений.

Ольга Скепнер считает «Jive» непрофессиональной группой, «дворовой» командой. За это говорят их мероприятия, где они смешивают джаз, рок, секс, фанки-манки… Их право на самовыражение и существование, естественно, никто не оспаривает. Оно остаётся за ними. И если есть зрители на то, что они делают, значит надо продолжать играть. И если нас позовут на джем-сейшн – мы с удовольствием придём, но вести за спиной закулисные переговоры, это неправильно.

 

РуденкоАндрей Руденко: Этой историей поделилась со мной Ольга Скепнер и, хотя я не был свидетелем, но я полностью ей доверяю. Коротков и Калабанов попыталась за спиной Скепнер и Анохина отобрать у них летний джазовый фестиваль в Музее ИЗО. И это чертовски плохо! Это чужой пирог, который готовился автором – Ольгой Скепнер, не один год и это их достояние.

К слову сказать, я вообще к группе «Jive» всегда относился сложно. Мне кажется, что там всё держится на вокале Владимира Чигарёва. Любители джаза и околоджазовых веяний положительно реагируют на вокал, а Володя, как вокалист, излучает позитивную энергетику. У меня с ним самые хорошие отношения. Уважаю саксофониста и продюсера Евгения Соколова. И к Чигарёву и Соколову я отношусь с пиететом, но вот Валерий Коротков и Станислав Калабанов вызывали у меня всегда весьма сдержанные чувства. Есть такое высказывание: лучше быть, чем казаться. Говоря про них, можно сказать, что они рисуются и позиционируют себя. И этого позиционирования гораздо больше, чем самой сути. Как музыканты они всегда вызывали у меня более чем сдержанные чувства. Их творческая деятельность мне, как профессиональному музыканту, представляется очень условной. Там много работы «на публику», позёрства, а истинного профессионализма мало. А от этого и всё остальное.

Их сегодняшняя деятельность, на мой взгляд, мало привлекательна. Ну, привезли Текору Роджерс, ну и что? Сейчас можно привезти кого угодно: нашёл деньги, и вези. А вот посягать на чужое достояние – это уже некрасиво, это захват чужого бизнеса. Я говорю, в первую очередь, об их человеческих и профессиональных качествах: уважающие себя музыканты не стали бы так поступать. Мне, например, и в голову бы не пришло посягнуть на чьё-то место. Вот Скепнер и Анохин, на мой взгляд, молодцы. К ним можно относиться как угодно: кто-то их любит как музыкантов, кто-то говорит, что они «не очень». Но всё это – не суть важно. Люди себя зарекомендовали как хорошие организаторы. И фестиваль в Музее – наша летняя джазовая жемчужина. Такого уровня фестивалей по России практически нет: собирать каждый четверг два месяца подряд в красивом парке джазовую тусовку – великолепная идея. Мой респект! Я вижу, что люди объективно делают хорошее, позитивное дело, связанное с культурной жизнью, с джазом. И мысль отобрать этот «пирог» – полный бред!

Из этой же серии слухи, которые создает сам Коротков о своей «работе» в Америке! Он даже не может предоставить визуальные свидетельства, потому что он ездил работать на лайнере. Это пять-шесть месяцев ты ездишь на пароходике и играешь фон! Но так ездил не один Коротков. Так до сих пор работает известный в Казани музыкант Игорь Гирфанов. Опять же таки – привези подтверждение своей крутой деятельности. Вот у меня есть таковые и мне не страшно делать подобные заявления. С нашей группой в Чикаго и Вашингтоне работал сам Джон Феддис (ученик Диззи Гиллеспи, директор его оркестра).

А если вернуться к истокам, то группа «Jive» начала восприниматься публикой в тот период, когда Борец и Нафигов (трио «Бо-На-Со») уехали в Москву, а я уехал на два года в Ирландию. Вот на этом постпространстве, которое требовало заполнения, «Jive» и стал стремительно подниматься. Были и позитивные, на мой взгляд, моменты в творчестве группы. Но связаны они были, как я считаю, в большей степени, всё же, с Чигаревым и Соколовым.

Но вернемся к разговору о Короткове и Калабанове. Площадочного голода в городе сейчас нет (в распоряжении все площадки города), есть умственный голод. Недостаточно заиметь площадку, её надо чем-то заполнять. Я, например свои площадки полностью заполняю идеями, смыслом. А послушайте их концерты – одно и то же. И тут ни Текора, ни кто-либо другой не спасут. И наличие «своей» публики, которая сейчас ходит «на них», тоже не спасёт: публику ещё надо удержать. К «Старому Роялю», единственному на сегодня в городе джаз-кафе, «Jive» не имеет никакого отношения. Их суть хорошо иллюстрирует и тот факт, что они говорили, что они были ведущей группой в «Jolly Rodgers». Но это тоже не так. На протяжении двух последних лет работы ведущей группой в «Jolly Rodgers» был «Баулин-Бэнд», где солисткой была Лилия Чугунова и Сергей Баулин, а я имел честь быть пианистом. В последний год существования клуба Гузель Габбасовна сама отдала нам самый «крутой» день – пятницу. Я в это время работал и знаю, о чём говорю. Что касается Владимира Чигарева, то он был арт-директором в клубе «Jolly Roger» и проводил, на мой взгляд, очень грамотную и справедливую политику. Между прочим, в «Roger» меня позвал он.

Казань сейчас – одна из российских столиц джаза. И рассчитывать на то, что народ скушает здесь любую туфту, по меньшей мере, глупо и недальновидно.

 

СоколовЕвгений Соколов: Я уже слышал об этой истории. Это они уже перегнули палку, если пришли и стали говорить «мы тут главные». Но желания что-то забрать недостаточно, надо же ещё работать. А у них даже нет оригинального и нового репертуара, и вместо джаза какой-то рок-н-ролл начали играть последнее время… А я ведь за джаз и за свинг всегда был!

 

ЗисерИгорь Зисер: Я считаю, что никто не может претендовать на фестиваль, который организовали и уже два года проводит клуб «Art of Jazz». Права на этот фестиваль принадлежат только им, и никаких вопросов по этому поводу возникать ни у кого не должно. Фестиваль уже широко известен, и заслуга в этом клуба «Art of Jazz». Если, например, группа «Jive» хочет выступить на фестивале – пусть выступает. У меня на «Джазовом перекрёстке» они прекрасно выступали. А так, получается – увидели, что дела идут хорошо, и решили, что пора отломить кусок от этого «пирога».

Полное право организаторов, как владельцев этого бренда (а фестиваль уже брэнд и полноценное коммерческое предприятие), вести любые переговоры о сотрудничестве со всеми желающими. И если кто-то приведёт какого-нибудь могучего спонсора и скажет: «вот есть миллион долларов, и мы можем поднять ваш проект на небывалую высоту», вот тогда можно обсуждать сотрудничество. А так эти действия можно расценить как заявление в стиле «мы хотим отрезать кусок от вашего пирога». А это уже претензия на существующий бизнес.

И я считаю, что проводить этот фестиваль и впредь должны только те, кто его придумал и занимался организацией с самого начала. Это хорошая идея и дай бог, чтобы этот фестиваль продолжался.

 

Комментарии Art-promenade: Думаю, Игорь Зисер поставил большую и правильную точку. Да и все помнят, что бывает с теми, кто хочет побежать «впереди автопробега». Эту ситуацию ещё Ильф и Петров бесподобно описали в своём бессмертном произведении.

P.S. Комментарии были собраны в период с 12 июня по 5 июля 2009года..

наверх