Утренний рассол

Как Филатов писал?

«К нам на утренний рассол прибыл аглицкий посол,
А у нас в дому закуски – полгорбушки да мосол».

В отличие от героев бессмертного произведения в нашем дому закуски хоть отбавляй! Есть чем побаловать и взбодрить себя опосля вчерашнего на утренней зорьке. Приятного «опохмела»!

 

Планета по имени Евтушенко
 
 
«Нам нужны идеалы»
 
 
Комета Евтушенко
 
 
Вот такое хреновое лето...
 
 
Тренд... Pro trendum...
 
 
Легенда № 17
 
 
Клезмер-фест 2012
 
 
Никита Михалков: о кино и толерантности
 
 
Последний бой
 
 
Безработица, однако
 
 

Харламов

 

В Казани в к/т «Родина» 14 апреля 2013 года прошёл пресс-показ фильма «Легенда № 17». Это фильм про Валерия Харламова и про матч 2 сентября 1972 года, когда наша хоккейная сборная СССР с разгромным счётом 7:3 победила канадских профессионалов из НХЛ в стартовом матче эпохальной Суперсерии СССР-Канада. Этот фильм – история побед и поражений великого хоккеиста, который стал легендой ещё при жизни. Легендой №17.

Но это была не просто игра, это была битва за свою страну, которая перевернула мировое представление о хоккее и изменила соотношение сил в мировом хоккее. Теперь весь мир знал Харламова просто по номеру – 17. Валерий Харламов, забивший в том матче 2 шайбы, мгновенно стал знаменитым. Сбылась его мечта – упорство, спортивный талант и суровые уроки великого тренера Анатолия Тарасова сделали из «№17» легенду мирового хоккея.

К создателям по фильму никаких замечаний: всё прекрасно сделано, видно большую работу, форма, реквизит – всё аутентично, съёмки – на высшем уровне современных возможностей. Актёры играют прекрасно, Олег Меньшиков, как всегда, создал потрясающий по цельности образ, в этот раз –  знаменитого тренера Анатолия Тарасова, а главный – Данила Козловский – стопроцентное попадание в образ! Но мне хотелось бы сказать не об этом. Смотря фильм, я ВСПОМНИЛА, что ЛЮБИЛА в детстве Харламова! И даже родители надо мной подсмеивались: «Иди скорей, твоя любовь играет!». И я бросала всех кукол, бежала к нашему чёрно-белому телевизору, прыгала около него, кричала «Хар-ла-мов, даваааай!», и «Гоооол!», и для меня ничего в этот момент не существовало! Я тогда не понимала, почему я так любила этого игрока под номером 17. Сейчас, посмотрев кино, я поняла – ЗА ЧТО и ПОЧЕМУ я любила Харламова! И счастье фонтаном выплеснулось из сердца, согрев своей мощью наши современные будни, порой такие серые, без взлётов и падений, без накала и преодолений. А в фойе на большом экране показывали тот самый матч. И я стояла, смотрела, и когда Харламов забил, я снова закричала «Гооол!». И в зале, во время показа, в момент, когда на экране пошла сцена, как взревел весь стадион, я тоже, как будто на настоящем матче, закричала «Гооол!». ГООООООООООООООЛ!

… Он ушёл из жизни слишком рано – в 33 года. А с того матча прошёл уже 41 год. Но я его, хоть и смутно, но помню. И помню, как любила Харламова. И помню, как любила хоккей. И живы ещё многие зрители, которые смотрели тот хоккей, и живы ещё хоккеисты, которые играли с Харламовым в сборной. И вот о чём думалось потом: если бы он не погиб в той автокатастрофе, как бы сложилась его жизнь и карьера после ухода из большого спорта? Чем бы он занимался? Стал бы спортивным чиновником, как Владислав Третьяк, тренером детских или юношеских клубов, уехал бы за границу, как сделали многие спортсмены, стал бы бизнесменом от спорта, открыв какой-нибудь магазин спортивного инвентаря, создал бы свой клуб? Но на самом деле это не важно. Я думаю, независимо от того, чем бы он занимался, он совершенно точно не пропал бы, не пошёл по той гибельной тропе, по которой ушли многие и многие спортсмены (и по которой уходят и сейчас). Его волевая натура не позволила бы ему стать никем, пропасть, и превратиться в воспоминание. Вся его жизнь, как на одном дыхании, была подчинена одному – хоккею. И он бы его не предал, не оставил.

Так в чём же секрет гения Харламова? Может быть в его испанской крови? Ведь он наполовину испанец (по матери), а испанцы, как известно, страстная нация. Думаю, кровь – только часть его гения. Основа – воля, любовь к хоккею, цельность характера, состояние мужчины с большой буквы.

После пресс-показа прошла и пресс-конференция, на которой исполнитель главной роли актёр Данила Козловский и генеральный продюсер – генеральный директор «Централ Партнёр Шип» Леонид Верещагин дали интервью. Верещагин «отдувался» ещё и за двух отсутствующих продюсеров – Антона Златопольского и Никиту Михалкова. А после все вышли в фойе к зрителям, где отвечали на вопросы. А пять человек, задавших самые интересные, сфотографировались с Данилой. Также Даниле молодые хоккеисты казанского «Ак Барса» подарили сувениры команды, после чего все прошли в зал на зрительский показ. И я вместе со всеми! Да…, чтобы я второй раз подряд смотрела какое-нибудь кино…. Такого ещё в моей жизни не было!

А вернувшись домой, я нашла в интернете запись того самого матча 2 сентября 1972 года, и полностью посмотрела его, пугая своими криками «Гоооол!» домашних. А голов-то было целых семь! А потом нашла ещё и запись матча 17 сентября 1974 года в Квебеке, во время Суперсерии-74 (сборная СССР/сборная профессионалов ВХА). Тогда за 8 игр Харламов забросил всего 2 шайбы, но обе они были признаны шедеврами. Эти 2 шайбы привели в изумление и восторг десятки и сотни тысяч болельщиков на трибунах и у телевизоров, а одна из них навсегда стала символом красивого хоккея. Канадский защитник Жан-Клод Трамбле вспоминал потом: «Когда мы со Степлтоном откатывались назад, я был спокоен: ни один форвард ВХА или НХЛ не рискнул бы вклиниться между нами. Без ложной скромности скажу, что менее опасно очутиться между двумя жерновами. Однако этот русский нападающий понёсся прямо на нас. Что было потом? Я видел, что форвард собирается обойти меня с внешней стороны, слева. Пэт Степлтон, как потом выяснилось, заметил прямо противоположное: мол, русский хочет обойти его справа и тоже с внешней стороны. Когда же мы разъехались ловить каждый «своего» Харламова, тот проскочил между нами. И я по сей день не пойму, как он оставил нас в дураках. Но одно я знаю точно: другого такого игрока нет».

Канадские журналисты назвали эту шайбу «гол для гурманов», а сам Харламов часто повторял: «Люблю сыграть красиво».

Я возвращала и возвращала запись на этот гол, и каждый раз видела уникальное явление: как в нескольких секундах сливались воедино сила духа, упорный труд, талант и стремление к единой цели, созидая шедевр – самое обыкновенное чудо.

наверх